Рисунки для открыток ко дню матери

Рисунки для открыток ко дню матери
Рисунки для открыток ко дню матери
Рисунки для открыток ко дню матери

Страница посвящена памяти моей матери - к 90-летию со дня рождения старшей внучки А.С.Попова Марии Владимировны Андреевой

"Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, два важных правила запомни для начала, ты лучше голодай, чем что попало есть и лучше будь один – чем вместе с кем попало". Омар Хайам

Моя мама, Мария Владимировна Андреева родилась 20 декабря 1921г. в имении своего деда А.С. Попова рядом с деревней Лайково-Семёновка, в Удомле (Вышневолоцкий район Тверской области), где и жила безвыездно до 1926г. со своей матерью, бабушкой - Раисой Алексеевной, Дюкой (Гульдой Августовной Форберг) и остальными родственниками.

В 1937г. по предложению крестьян эту деревню переименовали в Лайково-Попово, а колхоз, в состав которого она входила, в 1959г. получил название «Колхоз имени А.С. Попова». Жители деревни Лайково-Попово были освобождены от платы за радиоточку.

Мать её - старшая дочь учёного А.С. Попова, врач по образованию, Раиса Александровна Попова. Сирота, т.к. отец, Владимир Гаврилович Андреев, хирург по образованию, злоупотреблял спиртными напитками. Из-за этого родители расстались. Однако еще шесть лет Раиса Александровна надеялась, что он оставит свою пагубную привычку. Этого не случилось. Под конец жизни он ослеп от употребления денатурата и умер. Любил свою дочь, никогда не отказывался от нее, не всегда вовремя, но постоянно платил алименты. Возил дочь к своей матери, Софье, где, по воспоминаниям мамы, было много музыки и гостей.

Крестной матерью М.В. стала Евгения Александровна Кракау. Между крестными родителями и их крестными детьми возникает по христианским понятиям духовное родство. В России духовное родство не всегда было простой формальностью. В случае смерти кровных родителей крестные родители, как правило, брали на себя воспитание и образование своих духовных, крестных детей. Относились к ним, как правило, как к своим собственным.

Александр Александрович Попов заменил  своей племяннице отца. Сам он в то время был всё ещё не женат. Занимался с М.В. рисованием, музыкой. Уже в Ленинграде всегда ходил вместе с ней в театры, на каток, никуда одну ее не отпуская.

К поступлению в школу М.В. готовила Раиса Алексеевна. Занятия с Раисой Алексеевной были гораздо успешнее, чем с матерью, при которой Маруся гораздо легче отвлекалась от уроков. Свободно владела немецким языком, унаследовав чистое произношение от Гульды Августовны Форберг (воспитательницы детей А.С. Попова), жившей до 1927г. вместе с Раисой Алексеевной Поповой и в Удомле, и в Ленинграде.

С 1926г. по 1928г. жила в Волосове, куда направили работать ее мать. Перед отъездом туда Р.А. Попова стала искать домработницу, которая согласилась бы ехать в Волосово. В Главной Палате Мер и Весов, где тогда работала ее младшая сестра Екатерина, один из сотрудников порекомендовал ей свою сестру – Зинаиду Николаевну Ланчееву. З.Н. Ланчеева была «лишенкой», т.е. происходила из семьи, которая использовала чужой наемной труд, была зажиточной, и вследствие этого З.Н. не имела права на образование. Она согласилась и приехала из г. Белева, чтобы работать домработницей у Р.А. Поповой в Волосове.

Однако, каждое лето до 1933 года  М.В. проводила, по-прежнему, в Удомле, в доме А.С. Попову в бору на берегу озера Кубыча, вместе со всеми его обитателями.

...........................................................................................................................................................................

Ленинград

В 1929г. они переехали в Ленинград. Имела хорошие музыкальные способности и занималась музыкой с дальней родственницей, пианисткой  Верой Александровной Белкиной. Однако уроки были дорогими, и тогда М.В.по совету своей учительницы поступила в тот музыкальный техникум, где и преподавала сама В.А. Белкина. Выступала в концертах, но последнего курса не кончила из-за болезни.
В 1939г. окончила с золотой медалью среднюю школу  и поступила в Ленинградский Электротехнический институт.  После окончания 1-ого курса весной 1940г. ушла из него.

Осенью 1940г. поступила в Ленинградский Государственный Университет на биофак. Была лучшей студенткой курса. В ЛГУ ее и застала  Великая Отечественная Война.   В субботу, 21 июня 1941г., в Университете закончились экзамены, и у студентов начинались каникулы.

А 22 июня началась Великая Отечественная Война.  Потери составили около 27 млн. человек убитыми. Утрачено было почти 30% национального богатства. 17 июля 1941 года были введены карточки. В первые дни войны сразу же была ограничена сумма денег, которую можно было снять со своей сберкнижки, т.к. началась массовая скупка продуктов. А в квартирах первым делом стали заклеивать окна бумажными полосками, чтобы хоть как-то уберечь стекла от битья при бомбежках. Они начались 18 июля.

С 1 сентября в городе была запрещена свободная продажа продуктов. А 8 сентября 1941г. вокруг Ленинграда замкнулось кольцо блокады, которая закончилась только 27 января 1944 года.

Вместе с А.А. Поповым разбирала и освобождала чердак своего дома от всего, что могло загореться.   Участвовала в строительстве  оборонительных укреплений, рыла противотанковые рвы и окопы  в составе отрядов студентов ЛГУ, несла дежурство в командах противовоздушной обороны, работала санитаркой в госпиталях. По планам фашистов СССР должен был быть уничтожен, а города Москва и Ленинград - стерты с лица земли.

Вместе с дядей, А.А. Поповым, оба входили  в члены дружины ПВО на Фонтанке, дежурила на крышах домов для тушения зажигательных мин, укладывали мешки с песком, училась обращаться с противогазом. Было выпущено распоряжение о необходимости для населения Ленинграда сдать имеющиеся радиоприемники, что они и сделали.

Голод начался в городе в октябре 1941г. С этого времени уже любая болезнь вела человека к смерти.
Выяснилась закономерность:мужчины умирали раньше женщин, а здоровые люди – раньше, чем люди с хроническими болезнями. Еду уже можно было купить только за драгоценности, золото.

С 13 ноября норма выдачи продовольствия стала:

- для рабочих – по 300 гр. хлеба в день;
- остальным - по 150 гр. хлеба в день.

С этого дня стало холодно, мороз доходил до 20 градусов. С 20 ноября норма выдачи продовольствия стала:

- для рабочих – 250 гр. хлеба в день;
- всем остальным – 125 грамм хлеба в день.

Началась массовая смерть людей от дистрофии.

9 декабря 1941г. в Ленинграде было прекращено движение трамваев из-за отсутствия электричества. Электрического освещения в домах не было. Наша семья, как и остальные ленинградцы, пользовались свечами и самодельными коптилками, т.к. керосина для керосиновых ламп уже не было. По ночам в городе наступала страшная темнота. Население города перешло на хотьбу, а все перевозки осуществлялись почти всюду на детских санках. Очень быстро в темное время суток в обиход вошли значки, покрытые светящейся в темноте фосфорной краской. У мамы и бабушки этот значок был в форме совы.

Личные телефоны были отключены еще в начале октября, как говорили: «до окончания войны».

...........................................................................................................................................................................

Дорога Жизни по льду Ладожского озера, весна 1942г. Эвакуация из блокады Ленинграда.

Однако, ударившие в декабре морозы привели к тому, что лед на Ладожском озере приобрел необходимую толщину (около 20 см), для того, чтобы можно было пробовать строить дорогу по льду Ладожского озера, Дорогу жизни, как её называли.

20 ноября в путь по льду двинулся первый санный обоз, а 22 ноября пошли грузовики. На льду были созданы пропускные пункты, ремонтные мастерские, отряды по расчистке снега, отряды мостовиков. На льду Ладожского озера работали  тысячи человек. Температура на ледовой дороге колебалась от минус 20 градусов до минус 40 градусов по ночам. Люди замерзали насмерть.

В середине декабря в городе встал вопрос: как и куда вывозить трупы, скопившиеся и во дворах, и в квартирах, и в больницах? Центральное отопление в городе  не работало. На улицах города появились детские санки с гробами или телами умерших, завернутых чаще всего в белые простыни.

Cтоимость гроба была  настолько большой, что, как говорили, мало, кто мог похоронить  человека так, как это принято до войны. Земля замерзла и окаменела. Плата за похороны бралась  хлебом, драгоценностями.  

Машин в Ленинграде было крайне мало. На улицах были снежные заносы, которые расчищали, в основном, на главных улицах города, около учреждений.

В квартирах стоял почти такой же холод, как на улице. И при печном отоплении на растопку, шло все, что могло гореть: книги, мебель, заборы. Раису Александровну и Александра Александровича спасало то, что перед самым началом войны Александр Александрович вдруг купил большое количество дров, и их сарай к началу войны, летом, неожиданно оказался полностью заполнен. Однако, все спали не раздеваясь и в пальто.

В ноябре 1941г. от голода умерло – 11 000 человек. В декабре 1941г. – в день умирало 3500 – 4000 человек, т.е. от 108500 до 124000 человек за месяц. Умирали от дистрофии, и среди служащих смертность была самая высокая, т.к. из норма питания была наименьшей. В Ленинграде с начала января 1942г. установились лютые морозы.

А.А. Попов скончался от дистрофии 14 января 1942г. В этот день,14 февраля, было минус 30 градусов мороза днём. Средняя январская температура составила тогда минус 20 градусов. Вышли из строя и замерзли полностью водопровод и канализация.

И моя мама, М.В. Андреева, вместе с Зинаидой Николаевной Ланчеевой-Поповой везла на своих детских санках тело А.А. Попова с Фонтанки на Волково кладбище, где он и был похоронен в склепе родителей за стандартную в то время плату – 1 буханку хлеба. Р.А. Попова, у которой была в тот момент   сломана рука,  не имела уже сил идти пешком на Волково кладбище, до которого около 5 км пути.

В январе 1942г. похороны на кладбище являлись делом, наверное, самым тяжёлым для живых людей. Оно требовало от голодающих людей больших физических усилий не только на одну дорогу. Надо было  тащить за собою и санки. Часто у людей не хватало сил вернуться обратно, и они умирали по дороге домой. Поэтому санки везли, как правило, двое.

Е.А. Кьяндская (старшая) в этих похоронах не участвовала. Профессор Г.А. Кьяндский с женой Е.А. Кьяндской (старшей) и дочерью Е.Г. Кьяндской (младшей) проживал на Песочной ул. д.5, кв. 34 (ул. Проф. Попова ), в профессорско-преподавательском корпусе ЛЭТИ. Личной машины у них не было. В январе 1942 года в Ленинграде не работали трамваи, автобусы, не было и такси.

А.А. Попов с женой и Раиса Александровна Попова с дочерью проживали вместе по другому адресу: набережная реки Фонтанки, д.139, кв.7. Расстояние между этими двумя адресами составляет около 8 километров. Литераторские мостки Волкова кладбища находятся на расстоянии около 4,5 километров от квартиры Поповых на набережной Фонтанка д.139.

Таким образом, Е.А.Кьяндской (старшей), питавшейся по карточке "иждивенца", необходимо было пройти пешком  путь от Песочной улицы (ЛЭТИ)  до кладбища и вернуться домой. Средняя глубина снега в январе 1942 года составила 41см против обычного значения 23см; средняя температура месяца - минус 18,7 градуса Цельсия, против обычных минус  8,3 градуса, которые отмечались с 1743 года.

В городе действовал комендантский час, когда передвигаться по городу без специального пропуска, было запрещено. Время действия комендантского часа, как говорила мама, с 20.00 - 21.00 и до 6 - 8  утра.

Е.А. Кьяндская должна была бы пройти пешком по занесенным снегом улицам, обходя места бомбежек и наледи от пролитой воды, около 26 километров (13 км в одну сторону и столько же в другую) при, пусть не 30 градусном, а при 20 градусном морозе (и несколько раз  попав под обстрел, как об этом пишет Е.Г. Кьяндская-младшая в статье "Александр Александрович Попов", опубликованной в Удомельской газете "Путь Октября"  22 мая 1980г, №61, стр.2-3). А.А. Попов >>

Известно, что для полноценно питающегося человека, при дневной освещенности и нормальных температурных условиях,  скорость пешехода по непересеченной местности  составляет 4-5 км в час. В таких условиях для преодоления 26 км требуется от 5 до 6,5 часов непрерывной ходьбы.

Однако, эта скорость не может быть применена  для пешехода - голодающего человека, при 20-и градусном морозе и питающегося по карточке "иждивенца" в январе 1942г., каким была Е.А. Кьяндская. Из воспоминаний ленинградцев, переживших декабрь-январь 1942 года, известно, что мужчина, имевший питание по рабочим карточкам, т.е. "усилинное питание", преодолевал пешком 8 км дороги по Ленинграду более, чем за 10 часов при 25 градусном морозе.

Я предполагаю, что скорость пешехода в январе 1942г. составляла около 1 км в час. Таким образом, допустимо считать, что Е.А. Кьяндская (старшая) в 42 года, питавшаяся по карточке "иждивенца" (125 грамм хлеба в день), для чтобы пройти 26 км при 20-и градусном морозе,   должна была бы находиться в безостановочном пути не менее 20-30 часов.

Световой день в Ленинграде составляет:

- 14 января 6 часов 32 минуты;
- 15 января 6 часов 35 минут;
- 16 января 6 часов 38 минут;
- 17 января 6 часов 41 минута.

Уличное освещение в Ленинграде во время блокады отсутствовало. Трудно предположить, что Е.А. Кьяндская (старшая) шла к Поповым на Фонтанку   безостановочно 20 - 30 часов: и при свете дня, и в темноте, да еще и по разрушенному бомбами городу в 20 градусный мороз, к тому же несколько раз попадая под обстрел и в условиях действия комендантского часа.

Можно предположить, что Е.А. Кьяндская (старшая) преодолевала этот путь при свете дня, частями, а именно с ночевкой у кого-то на пути к Поповым. И с ночевкой у Поповых после похорон. Думаю, что  в таком случае,   Е.А. Кьяндская (старшая) должна была бы отсутствовать дома не меньше 3 - 4  дней.

Невозможно предположить, чтобы профессор Г.А. Кьяндский согласился рисковать жизнью матери своей семилетней дочери. Также невозможно предположить, чтобы и сама Е.А. Кьяндская (старшая) и ее дочь  забыли бы о том, что её участие в похоронах брата, потребовало   именно  многодневного  путешествии в лютый мороз, да еще и почти без питания.

А, вот, для Поповых, живших на Фонтанке, дело обстояло  иначе. На Литераторских мостках Волкова кладбища были похоронены родители А.А. Попова. Поэтому было принято естественное решение похоронить сына вместе с родителями, что соответствовало и желанию покойной Раисы Алексеевны Поповой.   

Сам   путь от дома Поповых на Фонтанке до Литераторских мостков Волкова кладбища и обратно составляет  около 9 километров. И  преодолеть его  в один день было возможно.  Возможно  - но только наиболее молодым, тем, у кого еще сохранились силы. И такие люди в квартире покойного А.А. Попова были - были именно две бездетные молодые женщины: жена и племянница.

З.Н. Ланчеевой-Поповой  было 38 лет,   М.В. Андреевой  - 21 год. Обе питались по карточкам "служащих",т.к. работали. Сам А.А. Попов, умерший от дистрофии, имел карточки "усиленного питания", т.е. рабочие.

Вот эти две женщины – моя мама и З.Н. Ланчеева-Попова вдвоём и хоронили А.А. Попова. Это они прошли скорбный путь в 9 км от своего дома №139 на  Фонтанке до Волкова кладбища и вернулись обратно. И чего это им стоило, знали только они.

Через много лет, читая вымыслы о похоронах А.А. Попова, опубликованные в печати, мама плакала. Никто из нас, москвичей, не понимал, зачем надо было переписывать события тех дней, тем самым искажая и жизнь людей блокадного Ленинграда, и обстановку в городе, и метеорологические условия, да и такую фундаментальную астрономическую величину как продолжительность светового дня.

...........................................................................................................................................................................

Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери Рисунки для открыток ко дню матери

Изучаем далее:



Как сделать настенную подвеску

Как самому сделать артемию

Маникюр керамический карандаш для

Фрейзер для маникюра цена

Схема плетения подвеса для манков