Как самой сделать конюшню

Как самой сделать конюшню
Как самой сделать конюшню
Как самой сделать конюшню
Как самой сделать конюшню

— Я.., нет, милорд. Не осталось. То есть еды достаточно, но она остыла. Сейчас же сбегаю на кухню и передам повару, чтобы он приготовил все, что нужно. — С этими словами он исчез.

— Джейсон, — сказал Чарльз, — я как раз предлагал Виктории взять подходящую горничную и обновить гардероб, чтобы…

— Нет, — резко ответил Джейсон. Желание немедленно скрыться подавило все прочие чувства Виктории.

— Если вы извините меня, дядя Чарльз, — сказала она, — мне.., мне нужно кое-что сделать.

Чарльз одарил ее благодарным извиняющим взглядом и любезно поднялся, но его племянник лишь откинулся на спинку стула и наблюдал, как она ретировалась, со скучающим презрительным видом.

— Виктория ни в чем не виновата, — начал Чарльз, пока лакей закрывал за девушкой дверь — Вы должны понять это.

— Неужто? — с сарказмом протянул Джейсон. — А сознает ли эта маленькая нищенка, что это мой дом и что она мне здесь не нужна?

Двери затворились за ней, но его слова успели долететь до нее. Нищенка! Маленькая нищенка! Тошнотворная волна унижения обожгла ее сердце, когда она, ничего не видя перед собой, бежала через залу. Судя по всему, Чарльз пригласил ее сюда, не получив согласия племянника.

Лицо девушки было бледным, но решительным, когда она вошла в спальню и открыла чемодан.

А в это время в столовой Чарльз продолжал уговоры:

— Джейсон, вы не понимаете…

— Вы пригласили ее в Англию, — сердито говорил Филдинг-младший. — Раз она так нужна вам, то возьмите ее к себе в Лондон.

— Не могу, — возразил герцог. — Она еще не готова к светской жизни. Многое предстоит сделать, прежде чем она выйдет в свет. Например, нужно взять для нее опытную компаньонку для появления в обществе.

Джейсон нетерпеливо кивнул лакею, ожидавшему рядом с серебряным кофейником.

Затем он резко заявил:

— Я хочу, чтобы ее завтра же здесь не было, я ясно выражаюсь? Забирайте ее в Лондон или отошлите домой, но мне она здесь не нужна! Я не собираюсь тратить на нее и цента. Если вы хотите помочь ей выйти в свет, то найдите другой способ для оплаты необходимых расходов.

Чарльз устало потер виски.

— Джейсон, я знаю, что вы не так бессердечны, как можно заключить из ваших слов. По крайней мере позвольте мне рассказать о ней.

Откинувшись на спинку стула, Джейсон со смертельно скучающим видом смотрел на герцога, упрямо пытавшегося добиться своего.

— Ее родители погибли несколько месяцев назад от несчастного случая. За один трагический день девушка потеряла мать, отца, дом, безопасность — все.

Джейсон вновь не проронил ни слова и остался недвижим, тогда Чарльз вышел из себя.

— Проклятие! Вы забыли, что чувствовали, когда потеряли Джейми? Виктория лишилась всех, кого любила, включая молодого человека, с которым должна была заключить помолвку. Она настолько неопытна, что верит, будто парень примчится выручать ее в ближайшие несколько недель, хотя его мать против их союза. Помяните мое слово: сейчас, когда его с Викторией разделяет целый океан, он подчинится своей мамаше. "Ее сестра теперь находится под опекой герцогини Клермонт, так что и с ней она разлучена. Подумайте о ее чувствах, Джейсон. Ведь вы знаете, что такое смерть и утрата, — или вы уже забыли, какая это мука?

Слова герцога, очевидно, дошли до Джейсона и достигли своей цели — он поморщился. Чарльз заметил это и удвоил усилия:

— Она невинна и растерянна, как дитя. На всем белом свете у нее нет никого, кроме меня.., и вас, хотите вы этого или нет. Представьте себе Джейми в подобных обстоятельствах. Но у Виктории есть мужество и гордость. Например, хотя она и рассказывала об этом со смехом, могу сказать, что вчерашний прием был для нее крайне унизительным. Если она поймет, что ее пребывание здесь нежелательно, она найдет способ убежать. А если это случится, — натянуто добавил Чарльз, — я никогда вам этого не прощу. Клянусь!

Джейсон резко отодвинул свой стул и поднялся с непроницаемо жестким выражением лица.

— Между прочим, не является ли она еще одним вашим побочным ребенком? Чарльз побледнел.

— Господи Боже, конечно, нет! — И когда Джейсон хмыкнул, Филдинг-старший в отчаянии добавил:

— Подумайте, что вы говорите! Разве я объявил бы о вашей помолвке, если бы она была моей дочерью?

Вместо того чтобы успокоить Джейсона, это заверение лишь напомнило о помолвке, мысль о которой и так бесила его.

— Если ваш ангелочек так невинен и мужествен, то отчего же она согласилась принести себя в жертву ради брака со мной?

— А, это? — Чарльз махнул рукой. — Я опубликовал объявление, не уведомив ее; она пока ничего не знает. Считайте, что я несколько поторопился. Заверяю вас, у нее нет ни малейшего желания выходить за вас.

Ледяной взгляд Джейсона начал оттаивать, и Чарльз поспешил окончательно закрепить победу:

— Сомневаюсь, что Виктория согласилась бы на этот брак, даже если бы это вас устроило. Вы чересчур циничны, жестоки и пресыщенны для такой хорошо воспитанной, идеалистически настроенной девушки, как она. Она восторгалась своим отцом и честно призналась мне, что хотела бы выйти за мужчину, подобного ему, — чувствительного, с благородными манерами, идеалиста. Вы же — полная противоположность, — продолжал он, увлеченный тем, что, кажется, задел душу собеседника.

Однако при этом герцог не заметил, как его тирада перешла в оскорбление.

— Осмелюсь сказать: если бы она узнала, что ей грозит брак с вами, с ней бы случился обморок! Да она наложила бы на себя руки до того…

— Достаточно, я уже получил полное представление об этом, — мягко прервал его Филдинг-младший.

— Хорошо, — усмехнувшись, сказал Чарльз. — Тогда могу я просить вас об одолжении? Пусть она ничего не знает о злосчастном объявлении. Я подумаю о том, как дать опровержение без неприятных последствий для каждого из вас, но только не сейчас. — Когда он увидел, что в ответ на его улыбку глаза Джейсона сузились, Чарльз тут же отрезвел. — Она еще дитя, Джейсон, — храброе, гордое дитя, пытающееся найти свой путь в жестоком мире, к встрече с которым она не готова. Если мы дадим опровержение тотчас после ее приезда, она станет посмешищем для всего Лондона. Люди скажут, что стоило вам взглянуть на нее, как вы убежали без оглядки.

Видение темных ресниц, сияющих синих глаз и лица, слишком прекрасного для того, чтобы быть реально существующим, промелькнуло в мозгу Джейсона. Он вспомнил мягкую улыбку, коснувшуюся ее розовых губ до того, как она заметила его присутствие в столовой. Кажется, она действительно была подобна ранимому ребенку.

— Пойдите поговорите с ней, — попросил Чарльз.

— Поговорю, — неожиданно быстро согласился тот.

— Но постараетесь ли вы убедить Викторию, чтобы она чувствовала себя как дома?

— Это будет зависеть от того, как она поведет себя, когда я найду ее.

Виктория выхватила из шкафа еще одну охапку белья, в то время как ее мозг сверлили слова Джейсона Филдинга. «Маленькая нищенка.., она не нужна мне здесь.. Маленькая нищенка…» Оказывается, она вовсе не нашла себе нового дома. Судьба просто сыграла с ней злую шутку.

Девушка набила чемодан бельем. Поднявшись, она было снова обратилась лицом к шкафу и тут же в изумлении застыла.

— Вы! — приглушенно воскликнула она, увидев в дверном проеме высокую фигуру своего врага, стоявшего со скрещенными на груди руками. Злясь на себя, что позволила ему увидеть свой испуг, она высоко подняла подбородок, полная решимости не допустить новых угроз и оскорблений. — Вам бы следовало научиться стучать, перед тем как заходить к людям.

— Стучать? — повторил он, сухо усмехнувшись — Даже когда дверь настежь открыта? — Его внимание привлек наполненный чемодан, и он поднял брови. — Вы уезжаете?

— Несомненно.

— Почему же?

— Почему? — вырвалось у нее. — Да потому что я не «маленькая нищенка» и, к вашему сведению, мне ненавистна сама мысль о том, что я кого-то обременяю.

Вместо того чтобы почувствовать себя виноватым, он, казалось, даже немного развеселился.

— А вас, случайно, не учили тому, что подслушивать нехорошо?

— Я и не подслушивала, — возразила Виктория, — Вы распекали меня на чем свет стоит таким голосом, который, должно быть, слышали даже в Лондоне.

— Куда же вы собираетесь отправиться? — спросил он, пропуская мимо ушей ее язвительную реплику.

— Это не ваше дело.

— Не грубите! — сказал он холодным повелительным тоном.

Виктория смерила его презрительным взглядом. На его лице читалась угроза. У него были широкие плечи и мощная грудь; рукава белой рубашки, подвернутые до локтя, обнажали бронзовые от загара мускулистые руки, чью силу она уже испытала, когда накануне он нес ее наверх.

Она знала также, что он отличался взбалмошным характером, и, судя по зловещему взгляду его жестких агатово-зеленых глаз, он, кажется, даже собирался силой вырвать у нее ответ. Чтобы не дать ему такой возможности, Виктория холодно сказала:

— У меня есть небольшая сумма. Постараюсь остановиться в какой-нибудь деревне.

— В самом деле? — с сарказмом протянул он. — Тогда, просто из любопытства, скажите, на что вы будете жить, когда у вас кончатся деньги?

— Буду работать! — сообщила ему девушка, пытаясь вывести его из себя.

Темные брови взметнулись в ироническом веселье.

— Это что-то новенькое — женщина, всерьез желающая работать. Тогда скажите, что же вы умеете делать? — Его вопрос был резким, как удар хлыста. — Вы умеете пахать?

— Нет…

— А забивать гвозди?

— Нет.

— А доить коров?

— Нет!

— Тогда вы бесполезны не только для самой себя, но и для других, не так ли? — безжалостно резюмировал он.

— Это совсем не так! — возразила она с сердитой гордостью. — Я очень многое умею, могу шить, готовить и…

— И позволить всем жителям деревни сплетничать о том, какие монстры эти Филдинги, которые отказали вам в приюте? Забудьте об этом, — надменно сказал он. — Я этого не допущу.

— Ах, я только забыла спросить вашего разрешения! Захваченный врасплох, он сурово уставился на нее. Даже взрослые люди редко осмеливались бросать ему вызов, а эта девчонка посмела. Если бы его возмущение не было так же велико, как изумление, то он, наверное, лишь посмеялся бы ее храбрости. Подавив неожиданный порыв смягчить свои слова, он коротко сказал:

— Если вам так уж неймется самой зарабатывать себе на жизнь, в чем я сомневаюсь, то почему бы не делать этого здесь?

— Мне очень жаль, — холодно заявила дерзкая юная красавица, — но это не годится.

— Почему же?

— Потому что я не могу представить себя кланяющейся, шаркающей ножкой и дрожащей от страха каждый раз, когда вы будете идти мимо, как полагается вести себя остальным вашим слугам. Только подумать, что этот бедняга с больным зубом чуть не упал в обморок утром, когда вы…

— Кто? — потребовал ответа Джейсон, и его гнев моментально уступил место изумлению.

— Мистер О'Мэлли.

— Кто такой этот мистер О'Мэлли, черт его подери? — еле сдерживаясь, выпалил он.

У Виктории от отвращения округлились глаза.

— Вы даже не знаете его имени, не так ли? Мистер О'Мэлли — лакей, который пошел за вашим завтраком, в то время как его челюсть так распухла…

Джейсон круто повернулся.

— Чарльз хочет, чтобы вы остались здесь, и разговор на этом окончен. — В дверях он остановился, повернулся, и его угрожающий взгляд будто пригвоздил ее к полу. — Если вы попытаетесь удрать, невзирая на мой приказ, то пожалеете. Мне придется ехать за вами, и вам будет отнюдь не по душе то, что произойдет, когда мы встретимся, уж будьте уверены.

— Я не боюсь ни вас, ни ваших угроз, — гордо солгала Виктория, поспешно ища выход из сложившейся ситуации. С одной стороны, ей не хотелось обижать Чарльза своим бегством, а с другой — гордость не позволяла ей быть «нищенкой» в доме Джейсона. Игнорируя зловещий огонь в его зеленых глазах, она сказала:

— Я останусь, но собираюсь отрабатывать свою еду и проживание.

— Прекрасно! — бросил Джейсон, чувствуя, что в этом конфликте перевес на ее стороне. Не успел он выйти, как ее голос остановил его:

— Могу я узнать, какое жалованье вы мне положите? Джейсон пришел в ярость:

— Вы что, хотите вывести меня из себя?

— Нисколько. Просто я хочу знать размер своего жалованья, чтобы рассчитать день, когда… — Ее голос затих, поскольку Джейсон резко удалился.

Дядя Чарльз прислал ей приглашение пообедать вместе, и обед вылился в весьма приятное времяпрепровождение, поскольку Джейсон к ним не присоединился. Однако после обеда потянулись томительные часы, и от скуки Виктория решила побродить по двору.

Дворецкий увидел, что она спускается вниз, и распахнул парадную дверь. Пытаясь показать, что не затаила против него зла из-за вчерашнего, Виктория улыбнулась:

— Большое спасибо, м-м…

— Нортроп, — любезно и с нарочито бесстрастным видом подсказал он.

— Нортроп? — повторила Виктория, надеясь вовлечь его в разговор. — Это ваше имя или фамилия?

Он скользнул по ней взглядом, затем отвел глаза.

— Гм.., моя фамилия, мисс.

— А-а, — вежливо продолжала она. — А как давно вы здесь работаете?

Нортроп сцепил руки за спиной и с торжествующим видом покачался на носках.

— Девять поколений членов моей семьи рождались и умирали на службе у Филдингов, мисс. И я надеюсь продолжать эту почетную традицию.

— О! — выдохнула Виктория, подавив смешок при виде такой гордости за службу, важность которой, по-видимому, заключалась в открывании и закрывании дверей.

Как бы прочтя ее мысли, он сухо добавил:

— Если у вас будут проблемы с персоналом, мисс, сообщите мне. В качестве дворецкого я приму все необходимые меры.

— Я уверена, что мне это не понадобится. Здесь все работают очень усердно, — любезно ответила она. «Чересчур усердно», — подумала девушка, выходя на солнечную поляну.

Она прошла по лужайке, затем обогнула дом, намереваясь зайти в конюшню, чтобы посмотреть лошадей. Подумав, что неплохо запастись для них угощением, она подошла к тыльной части дома и спросила, как пройти на кухню.

В огромной кухне суетилось множество людей, которые раскатывали тесто на деревянных столах, размешивали половниками содержимое котлов и рубили овощи.

В самом центре этого столпотворения стоял неимоверно толстый человек в белоснежном фартуке размером со столовую скатерть; подобно спятившему монаху он размахивал длинной поварешкой и выкрикивал указания на французском и английском языках.

— Простите, — извиняющимся тоном сказала Виктория женщине, стоящей у ближайшего стола. — Не найдется ли для меня двух лишних яблок и двух морковок?

Женщина неуверенно посмотрела на человека в белом фартуке, пристально рассматривавшего Викторию, затем исчезла в смежной комнате и вновь появилась через минуту с яблоками и морковками.

— Благодарю вас, м-м… — кивнула девушка.

— Миссис Нортроп, мисс, — неловко подсказала женщина.

— О, как славно! — доброжелательно улыбнулась Виктория. — Я уже познакомилась с вашим супругом, дворецким, но он не сказал мне, что вы тоже здесь работаете.

— Мистер Нортроп — мой деверь, — поправила она.

— А, понятно, — кивнула девушка, чувствуя нежелание женщины заниматься разговорами под взглядом угрюмого толстяка, который, по-видимому, был здесь шеф-поваром. — Ну ладно, доброго дня вам, миссис Нортроп.

К конюшне вела выложенная плиткой дорожка, граничившая с зеленой рощей. Виктория направилась туда, любуясь великолепным видом на чуть всхолмленные лужайки с подстриженной травой и чудесные сады с левой стороны, когда какой-то звук в нескольких ярдах справа от нее заставил ее остановиться и замереть. На краю рощи в куче отбросов рылся огромный серый зверь. Животное почувствовало ее запах и подняло голову, их взгляды скрестились, и кровь застыла в жилах девушки. «Волк!» — молнией мелькнуло в мозгу.

Парализованная страхом, она застыла на месте, боясь издать малейший звук или пошевельнуться, а тем временем ее мозг механически отмечал детали.

Серая шкура волка выглядела потрепанной и довольно густой, но не настолько, чтобы скрыть выступающие ребра; у него были огромная пасть и злые глаза… Судя по его ужасающей костлявости, он был близок к смерти от голода. Это означало, что он нападет и слопает все, что сумеет ухватить, — в том числе и ее самое. Виктория сделала очень маленький осторожный шажок назад, в сторону дома.

Хищник зарычал, его верхняя губа задралась вверх, обнажив ряд огромных белых клыков. Виктория прореагировала мгновенно: она бросила ему яблоки и морковки в отчаянной попытке отвлечь зверя. Но вместо того чтобы кинуться за подачкой, на что она рассчитывала, волк, поджав хвост, кинулся прочь в сторону рощи. Виктория круто развернулась и метнулась в дом через ближайший черный ход, затем подбежала к окну и выглянула из него, пытаясь разглядеть зверя среди деревьев. Волк стоял у границы зарослей и голодными глазами взирал на оставленную кучу отбросов.

— Что-то случилось, мисс? — спросил лакей, проходя позади нее в направлении кухни.

— Я видела животное, — задыхаясь, выговорила она. — Мне кажется, это был…

Она наблюдала, как серый зверь крадучись пробрался обратно в сад и проглотил яблоки и морковь; затем снова, поджав хвост, убежал в рощу. Она поняла, что хищник напуган, изголодался до смерти.

— У вас здесь есть собаки? — поинтересовалась она, сообразив, что ошибка выставила бы ее в очень глупом свете.

— Да, мисс, и не одна.

— Среди них есть большая, тощая, темно-серого цвета?

— Это Вилли, старый пес его милости. Он всегда рыскает в поисках еды. Он вовсе не злой, если вас это беспокоит. Вы его видели?

— Да, — сердито ответила девушка, вспомнив, с какой жадностью изголодавшееся животное пожирало тухлые овощи в куче отбросов, как будто это были бифштексы. — Ведь он умирает с голоду! Нужно кормить бедного пса.

— Вилли всегда ведет себя так, будто вот-вот сдохнет от голода, — с абсолютным безразличием сообщил лакей. — Его милость говорит, что если пес будет есть больше, то так растолстеет, что не сможет ходить.

— А если будет есть меньше, то будет слишком слаб, чтобы выжить, — сердито парировала Виктория. Ей легко было представить, как этот бессердечный Джейсон доводит до смерти свою собственную собаку. Как жалко выглядело животное, как торчали его ребра — отвратительно! Она вернулась на кухню и попросила еще одно яблоко, несколько морковок и миску объедков со стола.

Несмотря на жалость, Виктории пришлось бороться со страхом, когда она приблизилась к куче отбросов и заметила, как Вилли наблюдает за ней из своего укрытия в роще. Теперь она убедилась, что это не волк, а собака. Помня, что Вилли вовсе не злой, она подошла к нему на такое расстояние, на какое осмелилась, и протянула миску с остатками еды из столовой.

— Вот, Вилли, — мягко позвала она, — принесла тебе хорошей еды. — Девушка сделала еще один осторожный шаг в сторону пса. Вилли оскалил клыки; тут мужество оставило ее. Она поставила миску на землю и бросилась к конюшне.

Вечером она ужинала с Чарльзом, и, поскольку Джейсон опять отсутствовал, все было чудесно; но когда с ужином было покончено и она опять осталась в одиночестве, время потекло томительно медленно. Помимо похода в конюшню и приключения с Вилли, в этот день ей нечем было заняться, и она бесцельно бродила из угла в угол. «Ничего, — решила девушка, — завтра я приступлю к работе». Она привыкла быть всегда чем-то занятой, и ей отчаянно хотелось заполнить свободное время. Она не упомянула в беседе с Чарльзом о намерении зарабатывать себе на жизнь, однако была убеждена, что он лишь почувствует облегчение оттого, что она сама взяла на себя заботу о своем существовании и тем самым избавила его от упреков со стороны его неуравновешенного племянника.

Как самой сделать конюшню Как самой сделать конюшню Как самой сделать конюшню Как самой сделать конюшню Как самой сделать конюшню Как самой сделать конюшню Как самой сделать конюшню

Изучаем далее:



Сарафан с воланом на плечах сшить своими руками

Прическа при тонких пушащихся волосах

Как своими руками сделать парашют из

Как сделать мамины сокровища для мальчика

Как сделать номер трудовому договору